Цена компромисса – война

13/9/2015 война,

Кремль вырастил поколения лояльных людей, готовых по первому его требованию заполнить площади, вытеснив оттуда оппозицию. Так российская власть рассчитывала обезопасить себя от оранжевых революций. Тратить огромные бюджетные деньги на воспитание такой пехоты, кажется, уже не надо. У Кремля появились добровольцы, которых никто не ждал. 

Миллиарды бюджетных рублей были пущены на движения «Наши», «Россия молодая», «Молодая гвардия», «Новые люди», «Местные», «Сталь», а с относительно недавних пор еще и «Сеть». Вчерашние участники этих движений сегодня работают в различных государственных структурах: полпредствах президента, Госдуме, Общественной палате, администрации президента. 

Взращивая кадры, Кремль не скупился. «Кузница комиссаров», лагерь «Селигер» ежегодно обходился российскому налогоплательщику все дороже. В 2010 году на него потратили 186, 2 миллиона рублей, в 2011 – 178 миллионов, в 2012 году – 280 миллионов. Затем бюджет стали сокращать: сначала прокремлевские движения не сработали, когда в Москве проходили массовые митинги, а потом митинги стали собирать меньше людей и проходить реже, и потребность противопоставлять им молодые патриотические толпы существенно снизилась. В 2013 году на «Селигер» уже потратили 250 миллионов российских бюджетных рублей. В 2014 году, когда Россия, как утверждают «киселевообразные», «вернула» Крым с помощью своей армии, «Селигер» обошелся уже в 240 миллионов рублей.

В 2015 году действо по зомбированию новых кремлевских кадров под названием «Селигер» вообще не запланировано. За отсутствием необходимости. Людей хватает. Каких?

Национал-большевистские патриоты

Война в Украине разделила всех. Страны, политиков, журналистов, военных, родственников и даже семьи. И не только в России, и не только в Украине.

На примере России – многие бывшие непримиримые идеологические враги вдруг стали сообщниками. Зачастую это происходит именно из-за компромиссов. Недопустимых еще некоторое время назад, но вдруг сложившихся сейчас.

Пример – телемарафон «по сбору помощи для жителей Донбасса». Его проводит российский телеканал «360», учредителем которого является Правительство Московской области, совместно с бывшим еще недавно «оппозиционным писателем», а ныне просто «известным писателем» Захаром Прилепиным, нацболом с головы до ног. Прилепин собирает деньги, чтоб затем передать их в ДНР-ЛНР. 

Еще недавно такое сложно было себе представить. 

Нацболы критиковали других оппозиционеров за то, что те согласовывали свои митинги протеста с властью. Национал-большевистская партия (НБП) в России запрещена. Даже упоминать ее в средствах массовой информации можно только со словом «запрещенная». 

Годами нацболы не давали спокойно спать Кремлю. Они проводили дерзкие акции: захватывали здания Минздрава, Министерства юстиции, общественной приемной «Единой России», общественной приемной президента России, Минфина, РЖД, военкоматов. Акции проходили по всей России.

В управлении по борьбе с организованной преступностью (РУБОП), впоследствии преобразованном в центр «Э» (по борьбе с экстремизмом), считали нацболов своими личными врагами.

В 2005 году, делая для своей газеты материал про нацболов, я попал под прессинг местного РУБОПа вместе с ними. За день до митинга в Рязани, съехавшиеся с разных концов страны нацболы клеили стикеры с анонсом митинга в центре города.

К нам просто подошли несколько здоровых «быков», начали оскорблять и называть фашистами, а у них, естественно «дедывоевали». Пытались с ними поговорить. Когда у них кончились аргументы, нас просто стали избивать. Все происходило прямо на центральной остановке общественного транспорта «Цирк» в центре Рязани, по иронии судьбы, в 20 метрах от здания областного ФСБ. Тогда я получил сотрясение мозга, разбитую голову, разбитую бровь и разбитое колено. И куртку пришлось долго стирать – она вся была залита моей же кровью. 

Нацболов называли психами, берсерками, экстремистами, кем угодно, но многие им симпатизировали. Они шли на свои акции, зная, что им грозит. Многие из них получили реальные сроки в местах лишения свободы. Нескольких нацболов находили убитыми или погибшими при весьма странных обстоятельствах.

Нацболы были одними из самых бескомпромиссных борцов с действующей властью. Пожалуй, последними. Были.

С началом войны в Украине нацболы сами пошли на гигантский компромисс, эту войну поддержав.

Сейчас они поддерживают «возврат Крыма», а в стоящих в российских городах палатках с агитплакатами «Поможем Донбассу», где происходит не только сбор денег «в помощь», но и вербовка на войну, стоят они же. Вчерашние, чуть ли не личные враги Путина. 

Лидеру нацболов-другороссов Эдуарду Лимонову много лет подряд запрещали акции «Стратегии 31» (в поддержку 31 статьи Конституции РФ о мирных собраниях) в Москве на Триумфальной площади. Каждая такая акция, проводимая, согласно Конституции, без согласования властей, заканчивалась десятками задержанных, побоищем и свалкой с ОМОНом. Теперь акцию на Триумфальной ему согласовывают и вместо скандирований: «Долой Путина!» собравшиеся кричат: «Донбасс – Россия!»

Тот самый Лимонов, бывший врагом Кремля, сейчас заявляет, что «противники России еще не осознали, что из-за Донбасса может получится большая война» и что «крошке Европе придет кердык».

Те, кого сажали, избивали, убивали, запрещали, таскали по асфальту, на кого фальсифицировали уголовные дела, сейчас работают во славу тех, кто с ними это делал. И не нужно никакого Селигера.

Кто еще?

Социализм с лицом Путина

Российские левые движения, которые подавали много надежд во время массовых протестов 2011-2013 годов, поддерживают Донбасс, видя в нем угнетенных, которые с российской помощью свергают эксплуататоров.

Участвовавшие во всех протестных акциях представители того же «Левого Фронта» в связи с событиями в Украине стали говорить совершенно по-другому.

Лидер «Левого Фронта» Сергей Удальцов и его соратник Леонид Развозжаев, которые сейчас оспаривают в Верховном суде России приговор в виде 4,5 лет лишения свободы за организацию массовых беспорядков на Болотной площади в 2012 году, открыто заявляют, что пересмотрели свое отношение к либералам в связи с позицией по Крыму. Удальцов поддержал «волеизъявление крымчан и курс на присоединение к России».

Один из организаторов марша «За права москвичей», активист «Левого Фронта» Василий Кузьмин заявил журналистам, что сотрудничество с правыми было ошибкой и теперь они «берут курс на разрыв с либералами».

Официальная позиция «левых» в России – «общая точка соприкосновения с властью в связи с отношением к Западу и Крыму».

Представители «Революционной рабочей партии» (РРП), защищающей (причем зачастую довольно успешно) права трудящихся, в разговоре со мной под дверьми Росимущества, куда пришли несанкционированно проводить акцию выбрасываемые из своих бывших ведомственных общежитий бывшие работники ткацких фабрик, заводов и прочих, при слове «Майдан» злятся больше, чем при слове «Путин».

А при задержаниях под окнами столичной мэрии, куда медики и педагоги пришли подавать заявление с требованием выдать положенное им по закону жилье, утаскиваемые полицией в автозаки женщины (те самые медики и педагоги) кричали: «Вот Путин узнает, он вам сделает!»

К слову, в борьбе за права трудящихся, у активистки РРП Галины Дмитриевой правоохранительные органы отбирали детей. Чтобы «успокоилась». 

Сейчас эти люди в одном строю с движением «Антимайдан», который носит в руках «георгиевские флаги», портреты Путина и Кадырова. 

Карманный национализм

«Русские националисты», такие, как Движение против нелегальной миграции (ДПНИ) Белова-Поткина, много лет занимали довольно странную позицию. Они были «сугубо за русских», но в то же время они не особо хвалили нынешнюю власть. На митингах националистов часто слышались недовольства действующей властью, мол, и на русских мало внимания обращают, и с Кавказом заигрывают, и вообще, возможно, Россию продают по какому-то масонскому заговору.

Один из лидеров националистов Дмитрий Демушкин, возглавлявший движение  с безусловно сложным названием «Русские» вместе со своими сторонниками посещал все крупнейшие митинги оппозиции 2011-2012 годов, когда все «болотные митинги» славились своей разношерстностью. После выступления либералов на сцену выходили националисты, после них – будущая звезда «Pussy Riot» Надежда Толоконникова и остальные. Митинги оппозиции тех лет действительно представляли угрозу власти, объединяя совершенно разные силы, общий интерес у которых был только один – сменить власть. Сделать нормальные законы, провести честные выборы, а там пусть народ решает.

На националистов Кремль делал большие ставки давно, открыто показывая всем свою симпатию. Глава российского правительства, бывший и будущий к тому времени президент России Владимир Путин в декабре 2010 года посещал похороны погибшего футбольного болельщика Егора  Свиридова (убитого в массовой драке «национально этнических русских» и кавказцев), акции памяти которого пестрили националистической символикой.

После «манежного восстания» националистов под стенами Кремля в 2010 году (из-за гибели Свиридова), когда ОМОН прятал под днищем машин Скорой помощи случайно проходивших мимо подростков кавказской внешности, чтоб их не убила толпа нацистов, Путин не гнушался встречаться с участниками этой акции за одним столом. 

Представить Путина на похоронах застреленного у стен Кремля Бориса Немцова было бы очень сложно, как и представить его сидящим за одним столом с единомышленниками убитого.

Неприкрытая симпатия российского руководства в адрес всяческих ДПНИ и «Русских» сохраняется, несмотря на недавний арест Демушкина. Сейчас его допрашивают в рамках дела об экстремизме за то, что на националистической акции из толпы звучали «антиисламские выкрики». Следователи «обнаружили это в видеороликах». Стремление власти отвести националистов от «антиисламизма» понятны: когда в Грозном проходят миллионные митинги с портретами Владимира Путина, кричать в центре Москвы на массовых акциях что-то против ислама весьма «недальновидно».

«Чеченская система» управления территорией очень нравится Кремлю. А Рамзан Кадыров для российской власти - это не только «эффективный менеджер», но и тот самый, который, как и другой выходец с Кавказа, управлявший страной 70 лет назад, может помочь «победить в войне и спасти мир от фашизма».

Кремль, дергая сейчас верхушку русских наци, просто хочет получить гарантии лояльности. Прошедший в Санкт-Петербурге форум националистов очередное тому доказательство. Северная столица приютила у себя своих будущих вассалов, договорившись о всемерной взаимопомощи.

И это еще одна сила для поддержки Кремля, которую не надо будет две недели кормить консервами за 240 миллионов рублей на Селигере. Им всего лишь надо будет разрешать проводить их уличные акции. Остальное они сделают сами. За «русских».

В регионах, там, где нет активистов националистических движений, за русских выступают казаки. Их финансируют из государственного бюджета и поощряют контроль за мигрантами, который фактически оказывается давлением на граждан нерусской национальности. Таких посылали в Крым для прессинга крымских татар.

Новые пехотинцы

Кремлевская пехота, состоящая из ездивших на Селигер людей, стала больше. Российские националисты, с началом крымских событий и войны на Донбассе, поговаривали о своем замешательстве и даже некоем расколе. Однако на юго-востоке Украины в боевых действиях со стороны сепаратистов открыто принимают участие добровольцы как с «Евразийского союза молодежи», ДПНИ, «Спутника и погрома», «Славянского союза», «Русского имперского движения» и других, о чем они открыто говорят в соцсетях. Российские левые, нацболы тоже присоединились этой пехоте, будто бы их не сажали, не запрещали, не отбирали у них детей.

Они были против Кремля. Сейчас они стали против Киева. А выходит – за Кремль против Киева.

Компромисс – это умение договариваться, так необходимое для предотвращения кровопролития. 

Но иные компромиссы развязывают войны.

Автор: Дмитрий Флорин.

Оригинал текста на ТСН

Фото (1) - Виктор Майстренко.

Фото (2) - YOUTUBE 

ВИДЕО: Дмитрий Флорин (Москва, февраль 2014).

13/9/2015
Ильяс Танкиев

Комментарии

Видео на Youtube