Грозненские ангелы - Новое поколение

Супруги Малик и Хадижат Гатаевы жили в Грозном во время обеих войн в Чечне. У них была важная миссия, которую они по собственной инициативе исполняют по сей день, – спасать детей. Они остались верны ей после окончания войн и после эмиграции из Чечни. Однако им пытаются помешать – на этот раз не военные, не сотрудники спецслужб, а безжалостная постсоветская бюрократия. Гатаевым грозит разлука со своей воспитанницей, а ей – тюремное заключение.

 

Во время Первой чеченской войны погибли много людей, и на улицах Грозного – самого разрушенного, по признанию ООН, в мире города осталось много сирот. Гатаевы организовали семейный детский дом и стали заботиться о тех, кто остался без родителей. Они находили, отмывали, согревали, кормили, лечили и успокаивали десятки и десятки детей. В 1999 году, когда шла Вторая чеченская война, Литва пригласила Гатаевых вместе с детьми для прохождения реабилитации и курса лечения. Там они и остались жить.

Но в 2008 году Гатаевы были арестованы Департаментом госбезопасности Литвы. Супруги провели больше года в тюрьме по сфабрикованным обвинениям. К 2015 году все обвинения были сняты. Однако детей, которых Литва отобрала у Гатаевых в 2008 году после ареста и поместила их в приют SOS-kaimas под Вильнюсом, чеченцам так и не отдавали. 

 

Одной из них – Хеде Чинхоевой – недавно исполнилось 18 лет. Почти десять лет она жила, мечтая, наконец, вернуться к Малику и Хадижат Гатаевым, которых считает своими роделями. Однако литовские органы опеки не давали ей такую возможность. По достижении 18 лет Хеду в Литве фактически выбросили на улицу без денег и без каких-либо навыков самостоятельной жизни. Девушка смогла добраться к Гатаевым в Финляндию и наконец-то воссоединиться со своей семьей. Но в Литве на Хеду подали в международный розыск. Оказывается, ей нельзя было покидать Литву еще 3 месяца – вне зависимости оттого, что девушке было негде и не на что жить

 

Новое поколение

С Гатаевыми я познакомился в Финляндии 8 лет назад. Без преувеличения могу сказать, что такого надрыва, такой боли, такого ужаса, свалившегося в одну минуту на людей, посвятивших свою жизнь спасению детей войны, я не видел никогда. Даже на самой войне.

 

Все эти годы я пытался донести до людей правду о случившемся с Гатаевыми: в Литве против них сфабриковали дело, пытаясь выставить чуть ли не террористами. Все абсурдные обвинения в итоге рассыпались в судах высших инстанций. Против исполнителей сфабрикованного производства были приняты меры: увольнения, выговоры, расследования... 

 

Хадижат и Малик Гатаевы

 

Гатаевы продолжали бороться за воссоединение со своими воспитанниками, некоторые из которых, вопреки международным нормам, собственной воле и здравому смыслу, продолжали насильно удерживаться “для спасения” в литовской SOS-деревне. 

 

Новая волна издевательства над чеченской семьей, известной во многих странах мира как “Грозненские ангелы” (из-за одноименного фильма немецкого документалиста Дитмара Шуммана, снятого в Грозном в 95 году), началась, когда их воспитаннице Хеде Чинхоевой исполнилось 18 и ее выставили из литовского приюта, при этом фактически не давая возможности воссоединиться с семьей. 

Как такое возможно? 

 

Дети: инструкция по эксплуатации

Хеду Чинхоеву я впервые увидел в 2010 году в той самой SOS-деревне под Вильнюсом. В составе международной журналистско-правозащитной группы мы приехали к ним с одной целью - попытаться поговорить с детьми, и узнать, что с ними происходит непосредственно от них самих.

 

Медиашум, сопровождавший нас в Литве, сыграл на руку. Руководство деревни согласилось с нами встретиться. Часовая беседа за круглым столом была похожа на заключение временного мирового соглашения между воюющими сторонами.

 

SOS-деревня под Вильнюсом 2010 год. Справа - Хеда Чинхоева

 

Сотрудники деревни и примкнувшие к ним “доброжелатели” сначала долго выясняли, кто мы такие, что мы хотим. Затем перешли к инструктажу в ультимативной форме: играть с детьми можете, разговаривать - на ограниченные темы. Нельзя говорить с ними о Чечне, о родителях, на других, кроме литовского и русского языках (особо запрещалось говорить на чеченском), и ни в коем случае не давать им понять в разговоре, что есть надежда на то, что они когда нибудь снова смогу вернуться в семью Гатаевых.

 

Ради детей мы пошли на их условия. Увидели грустную картину. Дети содержались в условиях эдакого люксового детского тюремного изолятора. Пока мы играли с детьми - все литовские “спасители” сидели и сметали со стола еду (предназначенную, в том числе, и для детей). Они не играли с детьми, не общались с ними, не рассказывали об их жизни. Они контролировали наши слова и действия. 

 

Передвигаться нам разрешалось лишь в пределах комнаты. Пришлось придумать ход - я дал включенную видеокамеру и фотоаппарат девочкам, которые разбежались по дому, где они жили. Так мы увидели, в каких условиях они живут. Ощущение благоустроенной тюремной казармы усилилось.

 

На дворе был 2010 год. Тогда мы надеялись, что победа близка (с Гатаевых снимали все надуманные обвинения - “рэкет”, “торговля людьми”, “семейный деспотизм" и еще целый “букет”, выдвинутый госбезопасностью Литвы). Мы думали, что вот теперь, это уже дело если не дней или недель, то хотя бы месяцев. Семья воссоединится. Виновные будут наказаны. Больше неприятностей у Гатаевых не будет. Ошиблись.

 

Насильно “защищаемые”

Литовские госорганы, несмотря на то, что Гатаевы были полностью оправданы, а из реестра преступлений директива о них была просто изъята, сначала затягивали решение о возвращении детей в семью, а затем и вовсе устроили новое издевательство.

 

Одно из таких издевательств, к примеру - предоставление убежища чеченским детям в Литве. Непонятно зачем, на каком основании и по какому праву? 

 

Дети Гатаевых в Литве – граждане России. Их родители получили убежище в Финляндии от Литвы, не от России. Но каким-то образом литовские власти исхитрились предоставить убежище детям, создав систему, что те не могут покинуть Литву. Выезд за пределы страны - фактически приравнивается к преступлению. 

 

Воспитанники Гатаевых в SOS-деревне. Справа - Хеда Чинхоева

 

В бюрократическо-бесправовой ситуации, казалось, все бесполезно. Литва нарушает права детей, граждан России, плюет на запросы своего партнера по ЕС - Финляндию. Но Гатаевы продолжали бороться за детей, несмотря ни на что. В разных странах мира проводились пикеты в поддержку семьи Гатаевых, с требованием вернуть детей, удерживаемых в Литве, их родителям. 

 

В разное время к борьбе за детей Гатаевых подключался и МИД РФ, и чеченские власти, и различные финские организации и госслужбы. Письмо с просьбой вернуть детей Гатаевых их родителям, соблюсти законы и права человека, передавалось лично президенту Литвы.

 

Сами Гатаевы, начиная с 2015 года, когда с них были сняты все обвинения (которые были выдуманы, почему-то госбезопасностью Литвы), стали постоянно ездить к детям в SOS-деревню под Вильнюс. Детей чеченцам так и не отдавали. Но хотя бы давали возможность увидеть и пообщаться с ними короткое время. Хоть несколько часов.

 

Так Гатаевы стали выполнять уже неофициальную опекунскую функцию. Невзирая на расходы, затраты на дорогу, они ежемесячно возили еду, одежду, игрушки, все необходимые для детей  вещи. 

 

Получалась странная ситуация. Дети, удерживаемые в Литве, называющие Малика и Хадижат мамой и папой, просились к ним. Постоянно спрашивали, когда мама и папа уже смогут их забрать отсюда домой? Малик и Хадижат, постоянно ездящие в Литву к детям, каждый раз со слезами на глазах расставались с ними, когда власти SOS-деревни заканчивали свидание.

 

Зачем эту семью столько лет делали несчастной? Зачем столько лет издевались и издеваются до сих пор над детьми, уже итак пережившими ужасы Чеченской войны, горя которых хватило бы на нескольких взрослых человек? Дети и родители хотят быть вместе. Но быть вместе им не давали власти Литвы. О том, что детей Гатаевых против их воли удерживают в литовском приюте писали СМИ России, Финляндии, Литвы и многих других стран. 

 

И за это враги Гатаевых ненавидели их еще больше. И мстили. Последней в качестве жертвы была выбрана их воспитанница Хеда Чинхоева.

 

Хеда

На видеозаписях 2010 года Хеда маленькая девочка, которая при волнении от нашего приезда постоянно переминалась с ноги на ногу. Сейчас это уже почти взрослая девушка. Почти - потому что в ее возрасте, как правило, ее сверстницы больше ориентируются в жизни. Эти знания у Хеды украли. 

 

Сейчас с ней иногда сложно разговаривать. Она плохо говорит по-русски, она не очень хорошо говорит по-литовски, она не знает других языков, и самое страшное - она совсем забыла язык ее предков, ее семьи: она уже не понимает по-чеченски. Хотя тогда, почти 9 лет назад, когда власти Литвы забрали детей у Гатаевых, они говорили по-чеченски, в том числе молились. На видеозаписи 2010 года Хеда говорила по-чеченски.

 

На том самом языке, на котором детям под угрозой расправы (дети рассказывали, что их били за общение на чеченском) запрещали общаться в SOS-деревне. Хеда идентифицирует себя как чеченку. При этом “благодаря” Литве, она не знает ни историю, ни обычаи, ни традиции, ни языка Чечни.

 

Хеда Чинхоева. Июль 2017

 

Литовские “спасители” насильно вычистили из нее все чеченское. А делать литовской ее никто не хотел. Зачем? Она же ей не являлась. Для людей, участвующих в операции по уничтожению семьи Гатаевых, она человек второго сорта. Недолитовка, недороссиянка, недочеченка. В таких случаях говорят: “Без семьи, без родины, без флага”. При таком воспитании детей получают управляемых людей, вырванных из привычной жизни и наученных только одному: бояться и подчиняться.

 

Ты в Литве никому не нужна

Некоторое время назад Малик Гатаев договорился с госорганами Литвы о том, что когда Хеде исполнится 18 лет, и ее смогут отпустить из приюта, девушку какое-то время смогут держать в SOS-деревне. Столько, сколько ей будет нужно до окончания получения необходимых документов, чтобы она могла выехать из Литвы. 

 

Около месяца назад Хеда стала совершеннолетней. Новое руководство SOS-деревни не смогло долго держать Хеду, проведшую здесь почти 10 лет, у себя. По закону совершеннолетней девушке уже было запрещено находиться в SOS-деревне.  “Мне сказали, что ты теперь совершеннолетняя, можешь делать, что хочешь, ты тут теперь никому не нужна”, - рассказывает Хеда Чинхоева.

 

Хеде пришлось покинуть приют. Она осталась одна на улице. Тогда девушка обратилась в кризисный центр для лиц, оставшихся в сложной ситуации, расположенный в Вильнюсе. Все что у нее было - чемодан вещей. Без денег, без работы, без друзей, без каких-либо знакомств и связей, без представления о жизни. Девушка заболела. Ей пришлось жить вместе с бомжами. Другого выхода не было. При этом еще около 3 месяцев она, по решению литовских властей, не имела права выезжать за пределы страны. 

 

В поисках работы Хеда обходила Вильнюс. Без опыта работы и специальности, без каких-либо знаний, найти работу было не реально. Из-за поиска работы в один из дней Хеда опоздала ко времени вечернего закрытия кризисного центра. За то, что она не попала в центр вовремя, ее снова выкинули на улицу.

 

Хеда со своим чемоданом вещей - единственным наследством из приюта, вновь оказалась одна среди не принимающего ее мира. Таким образом, Хеде предложили либо идти воровать, чтобы выжить, либо умирать. Девушка, пережившая ужасы войны в юном возрасте, много лет ждавшая дня, когда она сможет воссоединиться с семьей, выбрала жизнь. Иначе зачем были нужны все эти годы ожиданий и мучений?

 

Со случайными попутчиками она добралась до Финляндии, сообщила о себе Гатаевым. В результате произошедшего, Хеда, болевшая от простуды, находилась на грани нервного срыва, в тяжелом психологическом состоянии. Тем не менее, чудом она смогла  вернуться в семью к Гатаевым, о чем мечтала все эти долгие годы разлуки, пока ее и еще пятерых воспитанников чеченской семьи, удерживали в Литве. Казалось, все, мучения Хеды закончились. Она вернулась к маме с папой, проживающим сейчас с другими детьми в Хельсинки.

 

Хеда Чинхоева. Июль 2017

 

Малик Гатаев позвонил литовским госслужбам и сообщил о том, что девушка приехала к нему в Финляндию. Таковы были обстоятельства. Между смертью и жизнью она выбрала жизнь.  Хеда, ради выживания, была обязана выехать в Финляндию - к единственным самым близким для нее людям. Литовские “спасатели” оказались в роли палачей-провокаторов. Их действия могут подпадать под уголовную статью об оставлении лица в беспомощном состоянии без оказания помощи. Брошенная на произвол судьбы девушка уже подумывала о самоубийстве. Тогда ей это казалось лучшим выходом, нежели воровство или голодная смерть. Хеда была доведена до предела.

 

Многолетняя операция по уничтожению чеченской семьи вступила в новую фазу. Враги Гатаевых, не сумев уничтожить Малика и Хадижат, теперь взялись за их детей. Власти Литвы сообщили о намерении объявить Хеду в международный розыск из-за того, что она покинула страну (после получения навязанного ей “убежища” в Литве). Накануне Малик Гатаев отвез Хеду в полицию Хельсинки. Получен документ об обращении и зафиксировано заявление. На пути Хеды и ее родителей стоит еще ряд необходимых по финскому законодательству действий. 

 

Гатаевы верят в Финляндию, которая спасла их от Литвы в 2009 году, верят в Европейский Союз, декларирующий права человека превыше других законов. Верят в цивилизованных людей всего мира. Когда-то такие люди спасли самих Гатаевых, вытащив их из литовской тюрьмы, куда те попали по сфабрикованным обвинениям (впоследствии снятым). Кажется, пришло время спасать новое поколение “Грозненских ангелов”.

 

Интеркавказ следит за ситуацией с семьей Гатаевых. В настоящее время готовятся официальные запросы в госорганы Литвы с требованием прокомментировать ситуацию. Полученные ответы (либо факт их отсутствия) после публикации в издании будут переданы юристам, в настоящее время запустившим процедуру сбора данных для обращения в Европейский суд по правам человека.

 

Материалы по теме:
“Верховный суд Литвы перенес оглашение вердикта по делу беженцев из Чечни” (“Кавказский узел” 16 марта 2010)

 

“Малик и Хадижат Гатаевы надеются на справедливый приговор литовского суда” (“Кавказский узел” 13 апреля 2010)

 

“Малик Гатаев о литовских спецслужбах” (“Кавказский узел” 3 августа 2010)

 

“Уроженцы Чечни Гатаевы не против вернуться в Литву, но только после извинений от властей” (“Кавказский узел” 14 ноября 2010)

 

“Грозненские ангелы. Между Литвой, Россией и Финляндией” (“Федеральный репортер” 2 февраля 2011)

 

“Грозненские ангелы. Между Литвой, Россией и Финляндией” (tv3.lt 3 февраля 2011 литовский/русский язык)

 

- “Грозненские ангелы: история сопротивления семьи” (Интеркавказ 11 сентября 2011)

 

“Грозненские ангелы: история сопротивления семьи - КГБ ЛИТВЫ” (Интеркавказ 11 октября 2011)

 

“Грозненские ангелы - история сопротивления семьи: Шумскинс как лицо чекистской ссученности” (Интеркавказ 25 февраля 2012)

 

“Литва. Гатаевы. По вопросу о сохранении родного языка” (Интеркавказ 24 марта 2012)

 

“Белый демон в черной мантии” (Интеркавказ 12 сентября 2011)

 

“В Вене пройдет митинг поддержки семьи Гатаевых преследуемых литовскими спецслужбами” (Интеркавказ 7 марта 2012)

 

- “Родина знает?” (Каспаров.ру 11 мая 2012)

 

- “Между чеченской войной и ювенальной юстицией” (Радио Свобода 12 мая 2012)

 

“Российское ТВ рассказало о деле Гатаевых: Спецслужбы Литвы вербовали для терактов в России, шестерых российских детей превратили в заложников“ (15min.lt 1 ноября 2012)

 

“Хеда и другие в ожидании детства” (“Совершенно секретно” 25 февраля 2013)

16/7/2017
Дмитрий Флорин

16/7/2017
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube