Петровна. Марьинка. АТО

Война идет у Петровны в огороде. Она говорит – привыкла. Параллельные миры. С одной стороны – воюют, с другой – живут люди. Марьинка в Донецкой области. АТО тут такое – прямо в городе, где живут местные. С огорода сильно не проживешь – двор завален осколками, неразорвавшимися боеприпасами и можно наткнуться на мины. Неизвестно чьи. Всех. Стреляют. Между позициями сторон – 300-600 метров. Иногда разведгруппы подходят на 30 метров. Иногда обмениваются матом – кричат друг другу «добрые слова». Оттуда – про Украину, отсюда- про «ДНР» и Россию.

Мы ехали в Марьинку снимать фильм о работе капеллана. Уже возвращаясь обратно, поняли, что фильмов будет два. Про капелланов и про единственное работающее в Марьинке предприятие – социальную хлебопекарню.В первый же день, обходя огневые позиции вместе с нашим героем фильма – капелланом Игорем, пробегая переулки под прикрытием разведчиков, дабы не попасть под огонь снайперов, наткнулись на дом, где живет она – Петровна.

Игорь наш в Марьинке уже не в первый раз. Петровну знает. Женщина, которая недавно отметила 80-летний юбилей, ему страшно обрадовалась. Попросила не снимать ее. Просьбу, каюсь, проигнорировал, я же Игоря снимал. Работа такая была. Петровна, потом уже, в середине разговора сказала: «А ты все снимешь? Вот ты паразит ж этакий!»

Пожаловалась на журналистов, которые снимали у нее в огороде. Мол, выхожу – стоит у меня во дворе, камера у него, я ему, мол, уйди со двора, а он улыбается. «Я ему – я тебе шо, обезьяна шоль, снимать меня?» Ну и матом немного. Попросила на ночь не оставаться на этой улице (крайняя в Марьинке, где идут боевые действия). Я, говорит, уже привыкла, а вы молодые, зачем вам это? Ночью, говорит, будет плохо, уходите отсюда.

Опять не послушались. Ночевали на передовой. На полу. Я лежал на королевском месте – возле обогревателя. Было холодно, газ тут давно отключили из-за обстрелов, спасал лишь электрообогреватель. Не хотелось думать о том, что если мины будут падать рядом, придется отрываться от обогревателя и выползать на улицу, чтобы залезать в погреб. Надеялись, что печка и расположение ее в комнате, спасет.

В конце нашего разговора Петровна пожаловалась, что упала и сломала ребра. Спрашивала обезболивающее. У нас ничего не было.

Купить лекарства в Марьинке проблема. Ничего не работает. Да и денег откуда им взять. Нет, они как-то тут некоторые крутятся – и пенсии кто-то куда-то ездит получает, и гуманитарная миссия чешская помогает – можно записаться на ваучер в 550 гривен на месяц с отовариванием в соседнем поселке в определенном магазине. Но только продуктами.

В общем, сильно это запало в голову. Капеллан наш обещал Петровне помочь. Отснялись, едем назад в Киев.

Поезд с Волновахи. Грузились ночью. Все спят. Рядом - пустое купе. Сели туда. Отогреваемся. Проводница набросилась, мол, не ваши места. Даю слово, что как только сюда кто-то зайдет – через 30 секунд ни нас, ни рюкзаков с аппаратурой тут не будет. Успокоил, обговорив перспективу общения с начальником поезда за шикарную манеру общения проводниц с пассажирами. Успокоились. Утром даже кофе продали и пиво за 20 грн. банку.

А ночью в пустующее купе зашел Сергей. Остановил меня, когда я стал оттуда выходить с вещами. В общем, проболтали мы с ним долго. Он украинец, который уехал в Штаты. Живет в Филадельфии, медик. А утром, когда раздобревшие проводницы отдали мне свое купе с единственной в вагоне работающей розеткой, чтобы я мог подключить ноут и просмотреть-прокопировать отснятый материал, пришел Сергей.

В купе проводников я сидел один. Как король – с кофе и банкой пива. Проводницы куда-то ушли. Пассажиры стали воспринимать меня как проводника. Я им разрешал брать воду для чая, говорил куда класть сдаваемое белье, показывал, где находится расписание движения.

Сергей протянул мне 20 долларов. Не понял. Говорит: «Петровне будешь лекарства посылать, купи на эти деньги тоже. Больше сейчас нет, вот возьми это».

Екатерина, продюсер съемок, сотрудница Укринформ, уже потом, в Киеве, что-то собрала по редакции. Отправили посылку Петровне. По сложной схеме, так как в Марьинке почта не работает. Посылали в Славянск, оттуда ее забирал человек, который потом передал ее в Марьинку. Потом посылку относили на передовую Петровне.

Когда я отправлял лекарства, думал, что же написать? Хоть пару слов. Написал. Что первое пришло в голову.

Я не знаю Петровну. Но я вижу, что старый человек живет в зоне обстрела прямо между позициями. Не уезжает. А куда? На той улице, по которой идет линия фронта, есть дома, в которых живут люди. Днем их даже видно. Помню, как на одной из позиций, возле обстреливаемого переулка, командир роты Саша кричал на пожилого мужика с велосипедом, чтобы тот не выходил в этот переулок.

«Та мне ж тут недаленько. Я ж к куму. Бачишь – на велике, я швидко!». Мужик реально не понимал, что переулок под обстрелом. Или понимал, но уже за все эти годы просто ко всему привык. Саша, собрав остатки цензурных слов по случаю нахождения рядом невесть откуда возникших журналистов, старался горлом объяснить мужику, что ближе получится в объезд по другим, более удаленным улицам. Так как именно по этому переулку быстро выйдет только на кладбище. Мужик на Сашу обиделся.

Окна дома Петровны завалены – светомаскировка. Стены изрешечены пулями. Но живет. Я просто хотел бы, чтобы мы не забывали, что там до сих пор живут люди. Нервам и стойкости которых позавидуют многие военные.

Живут в параллельном мире, в том, как и раньше, но на который наложился мир с войной. Вот так парадоксально это звучит - Мир с войной.

В нашем фильме «Капеллан» эпизод с Петровной находится на 9: 50.

Я не знаю, работает ли еще эта «дорожка», по которой мы передавали посылки Петровне, и надеюсь, что все она от нас получила.

Спасибо Игорю, герою нашего фильма – капеллану, спасибо Екатерине – продюсеру съемки, спасибо тем людям, гражданским и военным, с помощью которых передали Петровне наши посылки, спасибо Укринформу и людям, которые формировали посылки, спасибо «Новой почте», которая принимала посылки  и отправляла их в Славянск, спасибо Сергею Косяку, который оберегал и устраивал нас в Марьинке (герой другого нашего фильма из Марьинки – «Пекарня»), спасибо Сергею, случайному американскому попутчику из поезда, спасибо Петровне, глядя на которую понимаешь, что все будет хорошо. Они, те, кто живут на передовой, если бы в это не верили, уже бы и не жили. Тримайся, Петрiвна. Все буде добре. Мир буде.

Материал Укринформ с фильмом из Марьинки, где написано и про Петровну – вот здесь.

 

31/10/2016
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube